Хребет КваркушХребет Кваркуш - один из отрогов водораздельного хребта в Северном Предуралье. Находится он между Улсом и верховьями Яйвы. Этот плосковершинный горный массив, протянувшийся с севера на юг на 60 км, достигает в ширину 12-15 км. В слове Кваркуш последний слог «куш» - «голый» явно коми-пермяцкого про­исхождения и указывает на особенности этого хребта, имеющего отметки высот в пределах 1000м. На этой высоте не растет лес. На коми-язьвинском языке слово «Кварк» обозначало «Урал». Следовательно, Кваркуш можно перевести как «безлесый Урал» в отличие от лесистых Парм. Манси именуют хребет Пурап.

Кваркуш - лишь осколок огромного горного тела, наделенный большинством его особенностей. Здесь на относительно небольшой площади сконцентрированы почти все виды природных ландшафтов, которые можно встретить в горах Северного Урала.

«Там снег, там горная страна, тундра. А здесь поляны, альпийские луга! Какое немыслимое соседство, какое чудо природы! Разве поверишь в него, не увидев своими глазами?» - писал Виктор Астафьев.

Подножие хребта тонет в труднопроходимой елово-пихтовой тайге. Кое-где плотную стену деревьев прорезают бурные горные речки и редкие тропинки, заваленные упавшими стволами. Тропа карабкается с увала на увал, и постепенно лес вокруг меняется. Деревья стоят все реже, они более приземисты и сильно искривлены. Подлесок здесь гуще, а под ним начинают появляться лесное высокотравье и папоротники в человеческий рост. Это горно-таежный пояс.

Все выше взбирается тропа, все светлее над головой. Появляются первые лесные поляны. Тайга расступается в субальпийском поясе. Широко раскинулись субальпийские луга. Слой почвы здесь толще, вот и вырастают травы высотой в человеческий рост. Первое, что поражает, когда среди лета попадаешь на горные луга - это богатство растительности и буйство красок. Просыпаются горные луга с первых же дней весны. Еще сереют вокруг пятна снега, а растения уже тронулись в рост. Не успеешь оглянуться - все вокруг зазеленело. Прошла неделя - и трава по колено. Скорость роста и развития просто невероятная.

Субальпийский пояс - это и пихтово-еловое криволесье, сумрачное и приземистое. Кривые искалеченные стволы стоят тесными группами, вершины обломаны жестокими ветрами. Кажется, что мы в сказочном лесу Бабы Яги. Ближе к вершине тускнеют краски лугов. В их травостое все больше скромных злаков. Изменилось и криволесье. Оно почти сплошь березовое. Но как не похожи эти уродцы на стройные русские березы! Белые стволы и земля, покрытая ярким зеленым ковром, создают впечатление ухоженного сада.

Гораздо скромнее горная тундра. Но и она только на первый взгляд монотонна и скучна. Горная тундра - это не только равнина, покрытая низкими травами, мхами и лишайниками. Здесь заросли полуметрового можжевельника, разнообразные ивняки по берегам бесчисленных ручьев, карликовые березки и хвойные стланики.

Своеобразны горные болота. Они неглубоки - редко провалишься глубже, чем по щиколотку - и пахнут не тиной и гнилью, а чем-то сладким и дурманящим. На Кваркуше редко встретишь участки каменных россыпей, столь характерных для более северных и высоких районов. Иное дело — осыпи. Там, где склоны круты, в обнаженном виде предстает щебнистое тело горы, покрытое оспинами лишайников.
 
В горах Северного Урала лучше всего заселен субальпийский пояс. Места на любой вкус: и обширные луга, и заросли ивняков, и островки криволесья, а кое-где участки горной тайги с небольшими полянками. На просторах горных тундр - изобилие различных кормов, но на открытых участках подстерегает опасность. Не очень жалуют своим вниманием животные и чащобы горной тайги. Здесь вся жизнь теснится по берегам рек, около тропинок, дорог, квартальных просек. Пробираясь по тайге, сквозь бурелом, редко вспугнешь какую-либо живность. На тропе же, что ни шаг, то новая встреча или след на влажной земле. Особым вниманием четвероногих и пернатых почему-то пользуются лесные избушки и их окрестности.

Кваркуш — это медвежий рай. Медведь в этих местах сыт, незлобив и доставляет беспокойство лишь пастухам, которые пригоняют коров и телят на горные пастбища. Вот к этой-то возможной добыче медведь остаться равнодушным не может.

С приходом лета все живое замирает, прячется. В это время можно бродить по лугам и лесам целыми днями, так никого и не встретив. Зато осенью, когда начинают поспевать ягоды, на черничные, брусничные и морошечные поля постоянно наведываются подросшие выводки птиц, белки и медведи. Изредка встречаются лоси, хотя многочисленные следы говорят о том, что летом их в горах немало. В жаркие дни любимым местом отдыха оленей на Кваркуше бывают снежники на восточных склонах горы Вогульский Камень. 

Вершина Кваркуша

После подъема открывается плоская равнина горной тундры. На севере и юге конец ее теряется за горизонтом, а на востоке сереют вершины Главного Уральского хребта. Монотонность картины нарушают немногочисленные вершины: приплюснутая сверху Плоская (909 м), ощетинившаяся останцами Пай-Мык (918 м), похожая на вулкан Круглая (991,6 м), «могильный холм» горы Гроб (931 м), монументальный Вогульский Камень (1066м). С расстояния в несколько километров они кажутся монолитами, а приблизишься к ним и видишь, что это лишь груды камней различной величины и формы. Многие миллионы лет трудились солнце и ветер, мороз и дождь, лишайники и микроорганизмы, пока превратили скалы в груду щебня.

Гора Три брата

У подножия Гошьянмыка, рядом с болотом, откуда берут начало Рассоха, Пели и Жигалан, высятся останцы - скалы Три Брата. На самом деле их не три, а пять: три огромные глыбы высотой 10-12 м и два камня поменьше. Когда-то они были частью одной горной массы. Со временем более мягкие породы потрескались, обрушились, а более стойкие тела останцев продолжают стоять теперь уже на равнине, ровной, как аэродромное поле.

Гора Вогульский камень

Можно совершить восхождение на вершину горы. Абсолютная высота 1066м. На плато возвышается огромная груда камней различной величины и формы. Эта груда и зовется Камнем. Есть тут и кварциты, и песчаники, и многие другие породы. А вокруг - ни травинки. Но даже камни не мертвы: обращенные к солнцу поверхности покрыты разноцветными крапинками, пятнышками и узорами лишайников. С вершины, куда ни бросишь взгляд - тундра. Она покрыта ковром осок и злаков, мхов и ягодников, а под ними лишь 20-30 см почвы - ниже все тот же камень. Бедная, скудная земля. Горная тундра очень ранима. Места, где нарушена дернина, не зарастают многие годы. 

Гора Гроб

Столь «поэтическое» название горы дали в свое время туристы. У северной оконечности горы Гроб есть удобное место для стоянки, из-под склона бьет родник. Место это, расположенное на высоте около 900 м, весьма живописно и необычно для попавшего сюда впервые. И вот почему.

Суровые условия гор меняют облик большинства деревьев. Огромные густые лапы кольцом опоясывают ствол от земли до высоты полутора метров, потом идет почти голый участок ствола и пушистая вершина, похожая на флажок. Их так и называют: флагообразные. Необычная форма кроны - из-за холодных зимних ветров, которые оголяют ствол выше поверхности снежного покрова. Вершинка же, как самая гибкая и упругая часть дерева, умудряется устоять.

В горной тундре встречаются пихтовые и еловые островки с деревцами низенького роста. Это стланики. А самое распространенное дерево в горах - береза. И чем выше в горы она забирается, тем ниже ростом. Совсем уж необыкновенная береза— карликовая. С виду это кустарник высотой не более полуметра, а приглядишься пристальней - настоящая березка. Только листья с копеечку. Рассказывая про Кваркуш, многие шутят: «Тундра - это страна, где грибы выше деревьев. Там гриб ПОДберезовик правильней будет называть - НАДберезовик». 

Водопады на реке Жигалан

Водопады на реке ЖигаланПутешествие по Кваркушу будет неполным, если не посетить еще одну достопримечательность - водопады на реке Жигалан.

Кваркуш - водораздел двух важнейших притоков Вишеры: Улса и Язьвы. Все, что стекает с его северных и восточных склонов, принимает в себя Улс. Язьву же поят речки и ручьи, текущие на юг и запад. Главный узел, откуда берут начало почти все реки Кваркуша,- это верховые болота вокруг двух пологих вершин с непривычными для русского уха названиями - Дормык (989 м) и Гошьянмык (970 м). Здесь начинаются Рассохи Пели и Цепела, Западный и Восточный Молмыс, Северная Язьва и Жигалан. Все они - типичные горные реки с жестким каменным дном, множеством порогов, ям и хрустально-чистой студеной водой. В большинстве из них водится мечта рыболовов - хариус.

Жемчужиной среди рек Кваркуша по праву считается Жигалан.  Этот коротенький приток Улса буквально обрушивается в долину. При длине около 8 км его устье ниже истоков почти на 700 м, а русло - почти сплошной каскад больших и малых водопадов и нагромождений камней. Едва появившись на свет, Жигалан ныряет в тесный и мрачный каньон. Солнце проникает в глубину этого ущелья лишь по утрам - так высоки и круты его склоны. В распадках - притоках Жигалана - иногда все лето сохраняются снежники. Когда солнце, встающее на востоке, освещает долину Жигалана, все здесь преображается. Солнечные лучи играют в пенных струях, в листьях ив и рябин, расцвечивают яркими красками покрытые лишайниками камни. В это время нет реки красивее. Просверливая на своем пути каменный склон Кваркуша, несется Жигалан в долину Улса. Над тесниной плотной стеной высятся деревья, некоторые из них вот-вот упадут в кипящую воду. Спускаемся ниже и выходим к тому месту, где широкая струя падает метров с десяти в чашу, выдолбленную водой. Каждая глыба облизана потоком и гладко обточена наподобие ванны.

Тропа с плато идет вдоль правого берега речки. Выше водопадов небольшие площадки для палаток.


comments powered by HyperComments